?

Log in

No account? Create an account

October 2016

S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com

ТВ Парк. Беседа с Игорем Угольниковым. Нужно возвращать доверие зрителя к российскому кино

Основатель некогда популярной юмористической программы «Оба-на!» ныне генеральный продюсер фильма «Брестcкая крепость». Зритель удивлен, почему такая перемена случилась с Игорем Угольниковым? Балагур и шоумен снимает патриотическое военное кино.

Игорь Угольников. В актерскую профессию я вряд ли вернусь.


Юрий Грымов: Поводом для нашей встречи послужил фильм «Брестская крепость». Замечательно, что появляется такая продукция. За последнее время это первый фильм двух близких стран - Белоруссии и России. Это отлично. Потому что другого выхода у русского кино нет, кроме как копродукция, я это понял, когда делал фильм «Чужие» совместно с США и Египтом. Скажи, как тебя так угораздило попасть в логово батьки?
Игорь Угольников: Что значит логово батьки?

Ю.Г.: Ну с батькой Лукашенко вы как договорились?
И.У.: Значит, рассказываю. Я работал и работаю в экспертном совете по телевидению и культуре. Тогда Сергей Степашин был председателем экспертного совета «Фитиля». Степашин сказал: «Поехали в Минск, я не могу разобраться, там уже шесть лет существует какая-то телерадиовещательная организация союзного государства. Поехали вместе — разберемся!» Поехали — разобрались! На обратном пути он спросил: «Ну, тебе все понятно?». «Мне все понятно!» «Ну тогда ты будешь руководить этой организацией!». Я спросил, это чего — приказ? Степашин сказал, что это обсуждается, но это приказ!
Ю.Г.: И тогда ты стал...?
И.У.:...стал председателем теле-радиовещательной организации союзного государства России-Белоруссии... Путин подписал мое назначение. Я начал разбираться, сделал телевизионный канал ТРО, который уже вещает.
Ю.Г.: В Белоруссии?
И.У.: И в России, и в Белоруссии! Кабельный спутниковый канал ТРО, общественный позитивный телеканал.
Ю.Г.: Значит, у тебя есть бюджет, который позволит сделать канал?
И.У.: Как ты думаешь, 160 миллионов российских рублей в год на канал, который вещает 24 часа в сутки с ежедневными новостями, и не имеет возможности зарабатывать. У нас нет бюджетного счета, у нас нет рекламы — это много или мало? Это ничто по сравнению с тем, что должно выделяться на канал. Теперь второй вопрос — 220 млн рублей на постановку фильма «Брестская крепость» или 8 миллионов долларов — это много или мало?
Ю.Г.: Думаю, 8 миллионов долларов, достаточно для этого кино.
И.У.: Ты бы снял за 8 миллионов долларов «Брестскую крепость»?
Ю.Г.: Да! Уложился бы. Я ищу деньги на исторический проект, связанный с войной 1812 года, бюджет равный, хотя у меня там гусары и т.д. Просто в России если пилить на старте, то денег вообще не хватит ни на какое кино. Надо не «пилить», а снимать кино!
И.У.: Потеряно доверие зрителя к российскому кино.
Ю.Г.: Практически в каждом моем интервью мы об этом говорим. Сегодня только 16 процентов зрителей ходят на российского кино. Это еще все очень оптимистично. Ты сегодня руководишь союзным каналом. Концепция есть у этого канала?
И.У.: Смотри, канал называется ТРО. Если развернуть эти буковки получается ОРТ.
Ю.Г.: Это комплекс маленького канала?
И.У.: Через какое-то время я разверну эти буквы, и это будет то самое, о чем мы говорили и мечтали с Владиком Листьевым. Общественное телевидение. Позитивное телевидение. Это мое представление о том телевидении, которое я могу смотреть с моими детьми, с внуками. С нормальными людьми, которые способны о чем-то думать и сопереживать.
Ю.Г.: Я тебя знаю очень давно. Скажу честно, для меня Игорь Угольников, появившийся тогда, был олицетворением яркого, талантливого, перспективного артиста, шоумена. И вот сейчас передо мной сидит человек, в галстуке, в очках, говорит какие-то слова про бюджеты. Почему? Случился перелом? Ты изменил ориентацию?
И.У.: Ориентацию я не менял, какая была, такая и осталась! Я тебе задам встречный вопрос, а потом отвечу на твой. Тебе нравилось, что я тогда делал?
Ю.Г.: Мне было интересно, я видел твой потенциал.
И.У.: Скажи, тебе понравился фильм «Брестская крепость»?
Ю.Г.: Я считаю, что из современных картин про войну, это фильм, который я могу рекомендовать для просмотра!
И.У.: Теперь я могу вернутся к тому, о чем ты говоришь! В актерскую профессию, в шоуменство я вряд ли вернусь! Сегодня мне не интересно просто развлекать людей. Тогда нравилось, любыми способами развлекать людей, не думая о том, для чего и как ты это делаешь.
Ю.Г.: Ты с этим тогда, по-моему, немножко заигрался.
И.У.: Я заигрался так, что теперь я вхожу в любое общество в уголочек, просто наблюдаю за людьми. И вот так наблюдая, вижу, что развлекать мне не хочется, потому что люди сильно изменились!
Ю.Г.: Скажи пожалуйста, в этом уголочке ты один?
И.У.: Абсолютно!
Ю.Г.: Это плохо?
И.У.: Очень! Я бы хотел, чтобы со мной в этом уголочке был ты Юрка, Женька Гришковец, Полунин, Слава Спиваков. Понимаешь?
Ю.Г.: Тебе не кажется, что сейчас все как-то по уголочкам, может быть боятся друг друга? Это связано с нашей национальной особенностью или сильно изменилось время?
И.У.: Мы изменились! Мы все сильно изменились! Мы тогда жили в эпическое время. А сейчас живем в обывательское. Уж лучше так, чем опять путчи. Мы с тобой были ниспровергателями. Нам хотелось нового, мы делали что-то другое.
Ю.Г.: Сейчас ты считаешь, никому другое не нужно?
И.У.: Никому! Сейчас все получили спокойную обывательскую жизнь, Комеди клабы, КВНы.
Ю.Г.: Твои «Оба-на» были прародителями теленовел «Городка», «Комеди клаба»! У тебя тогда поднялся большой интерес, понимание, наверное, деньги. И вдруг ты с этого слетаешь? Почему? Сейчас бы Угольников создал свой «Камеди клаб», жил бы припеваючи, пародируя всех.
И.У.: Мне все время интересно делать что-то новое. Закончился период «Оба- на», был период ничегонеделания, а потом был «Добрый вечер» в 1997-м. Это было мне крайне интересно. Я поехал в Америку, на MBC, учиться и смотреть, как они это делают. Приехал сюда, Сагалаев меня схватил и сказал : «Так, идешь ко мне в замы, через полгода делаешь эту программу».
Ю.Г.: Тебе не кажется, что судьба с тобой сыграла злую шутку? Зам Сагалаева, президент канала… Эти чиновническо-административные потуги отсасывают энергию Игоря Угольникова?
И.У.: Нет, наоборот, они ее укрепляют. Психологически, эмоционально, образовательно! Теперь я спокойно сделаю любой проект, который захочу. Я знаю, как это делать. А раньше я все время бегал за большими дядьками и просил у них разрешения: «Я хочу вот это сделать, дайте мне такую возможность!» А мне указывали, как мне это делать!
Ю.Г.: Ты думаешь, тебе надо было зайти во власть?
И.У.: Мне надо было зайти в правильное понимание продюсерства. Вот теперь, снимая «Бресткую крепость» и начиная снимать «Оба-на 20», программе исполняется двадцать лет, теперь я могу сделать это абсолютно так как хочу и организационно, и технически, и финансово.
Ю.Г.: А сегодня финансово ты себя спокойно чувствуешь?
И.У.: Юр, я всегда финансово чувствовал себя спокойно, потому что живу на те деньги, которые у меня есть в этот период. Я никогда о деньгах не волнуюсь, они всегда приходят в результате того, что ты делаешь. А «Брестская крепость» полностью государственный проект, он не только не принес мне деньги, но и мне пришлось еще и свои вкладывать. Ты продюсер, ты понимаешь, дыры приходится затыкать всегда своими деньгами, иначе все развалится.

Никто не верил, что я смогу это сделать!

Ю.Г.: Снимая свой первый полнометражный фильм, ты столкнулся с подлостью или предательством?
И.У.: Скажу больше, если бы не подлость и предательство партнеров, я снял бы фильм не в 2009-м, а в 2008-м. Подлость и предательство преследует меня. «Оба-на» закончилось именно из-за этого!
Женя Воскресенский, мой партнер, был моим ближайшим другом. Он одно время жил у меня, Алка стирала и мои рубашки, и его. Он был как мой ребенок, хотя являлся моим крестным отцом. Он заставил меня крестится, я сам к тому времени уже пришел к этому. А еще был Коля Фоменко, тоже мой друг. Для него мы держали 3-х комнатную квартиру, он приезжал из Питера. Я ему на табуреточке читал сценарий сегодняшней «оба-на», а он говорил: «Да нет, по-моему это не очень смешно». Я говорил: «Ты пока тут полежи, а я сейчас перепишу». Вот эти два моих ближайших друга совершили предательство. Мы с Алкой уехали на три недели в отпуск, а Малкин вместе с моими друзьями Фоменко и Воскресенским запустили выпуск «Оба-на» по своему сценарию и уже снимают.
Ю.Г.: Без тебя?
И.У.: Да! И даже с тем же названием! И они, и Малкин считают, почему это «Оба-на» - это я? Это еще и Коля, и Женя, и «Несчастный случай». Это все мы делали эту программу!
Ю.Г.: Тебя не поставили в известность?
И.У.: Это для меня было ударом ниже пояса. Были люди, от которых я такого мог ожидать. Но от них — нет! Поступили правильно только Пельш с Кортневым. Сказали : «Оба-на» - это Угольников. Позовет — пойдем. Нет — нет!
Ю.Г.: А как ты выходил из этой ситуации?
И.У.: В запой сначала, а потом начал делать «Оба-на» с другими людьми. С Машкой Ароновой, с Ноннкой Гришаевой. Я постепенно выходил из этого. Но потом формат стал изживать себя, мне захотелось чего-то другого!
Ю.Г.: Я помню время, когда я по разным делам заходил на телевидение, и там в коридорах ТВ была какая-то энергетика. Бегали, ругались, бумажки кидали друг в друга. А сегодня захожу — все спят! Тихий час! Тихо и стерильно!
И.У.: Все систематизировано! ТВ превратилось в комплекс. Это хорошо, что там все работает. Чисто!
Ю.Г.: Я про темперамент. Как будто больничка!
И.У.: Большие деньги пришли. Сегодня, больше белых воротничков в бухгалтерии, организация процесса, рейтинги, доля аудитории. Все просчитывается. Этот нужен для подсчета рейтингов, этот будет сидеть ковыряться в носу в хорошем кабинете, высчитывать, какая доля аудитории должна смотреть это, а какая — это. Теперь мы знаем страну. И в чистых красивых кабинетах, без нервотрепки и хлопанья дверьми мы знаем, что делать.
Ю.Г.: Возвращаясь к фильму, скажи, много вылетело в процессе монтажа?
И.У.: Треть как минимум. Четыре телевизионных серии хорошо получаются!
Ю.Г.: Вы как все? Делается четыре серии?
И.У.: Да. Мы как все!
Ю.Г.: Ты можешь представить себе какое-то серьезное кино, которое можно удлинить или урезать?
И.У.: Получится хорошее четырехсерийное телевизионное историческое кино.
Ю.Г.: Мне, честно говоря, это резание колбасы не нравится. Это не вызывает симпатии. Когда я вижу полнометражный фильм, а потом из него сериал делают. Или наоборот. Я тяжело к этому отношусь. У меня был опыт с «Казус Кукоцкого». Я никак не хотел делать его короче. Я считаю, что полная версия восьмичасовая 12-серийная — это кино.
И.У.: Я думаю, что когда ты увидишь четыре серии, ты сможешь изменить свое мнение. То есть получается два разных фильма. Там будет использована и хроника.
Ю.Г.: А сейчас уже идут переговоры, где будет идти этот сериал?
И.У.: Уже даже заключены контракты. Это будет Первый канал.
Ю.Г.: А когда фильм запускал, не думал обратиться к тому же Первому каналу, чтобы они финансово помогли. Чтобы получилось более масштабно?
И.У.: Никто не верил, что я смогу это сделать! Потому что Угольников — шоумен, и тут «Брестская крепость»! Пусть сделает, посмотрим. Я их понимаю. Я бы также поступил. Если бы человек, которого я знаю с другой стороны, принес мне серьезный проект. До сих пор на меня удивленно смотрят.
Ю.Г.: Скажи, а кастинг актеров это было за тобой или за режиссером?
И.У.: Мы себе четко определили: во-первых, главных героев, а их было три, надо было найти не просто актеров, которые это правильно и хорошо сыграют, но они должны были внешне походить на тех героев, которых играют. Во-вторых, когда на них надевают военную форму, мажут кровью, нужно чтобы на их лицах было видно, что они способны почитать книжки, приехать в брестскую крепость. У каждого был свой консультант из числа работников музея, что очень важно.
Ю.Г.: Есть один момент, который меня преследует во всех современных фильмах о войне. Есть ощущение, что на войне неплохо кормят и даже делают отбеливание зубов. Ну есть такое, что пришел с войны идеальные зубы, небольшой животик и такой благостный подбородок.
И.У.: У нас зубы Мерзликину гримировали. Что касается того, кормили или не кормили, то наши актеры похудели, истощились за эти 72 дня. А вообще, гримм, шрамы и кровь мы пытались сделать максимально качественно, потому что если бы этого не было, это была бы просто какая-то оперетта на тему брестской крепости.
Ю.Г.: Ну, вот из недавно вышедших фильмов о Великой Отечественной Войне был фильм «Утомленные солнцем-2». Было много критики. Это твой «ответ Чемберлену»?
И.У.: Фильм «Утомленные солнцем-2» и «Брестская крепость» — два абсолютно разных произведения, которые некорректно сравнивать. Как пройдет прокат - покажет время, но пока прогнозы кино-экспертов самые позитивные. Героический подвиг советского солдата, мужество наших отцов и дедов не должно быть забыто. Необходимо не только самим себе, но и всему миру неустанно напоминать о том, кому мы обязаны миром на земле, кто остановил фашизм, и чего это стоило. Это самые главные и неоспоримые аргументы.
Ю.Г.: Насколько тебя теперь интересует перспектива сохранения национального русского кино?
И.У.: Меня эта перспектива интересует как раз потому что это моя перспектива. Я собираюсь заниматься именно производством и прокатом российских фильмов. Собираюсь продюсировать вместе, в том числе и с разными странами. Перспектива крайне проста. Допустим, несколько продюсеров считают, что доверие российского зрителя надо возвращать, но при этом будут продолжать красть деньги с производства, в том числе и с государства, и их не будет волновать, как правильно прокатить кино, все мимо. Просто нужно четко определить, каким должно быть кино. Конечно, большие проекты должны быть профинансированы государством, потому что ни один спонсор этого не сделает.
Ю.Г.: Скажи пожалуйста, почему вдруг твой крен случился в сторону кино, а не телевидения.
И.У.: У меня все просто, я собираюсь заниматься именно в этой последовательности: кино, телевидение, театр. Ты видишь, какое у нас сейчас ТВ и я там себя не нахожу. Есть программы, пародийные - «Большая разница». У них бывают пародии лучше или хуже. Но они существуют и имеют высокий рейтинг. Иногда их интересно смотреть. Это то, что касается ТВ, пока оно на втором месте, первое — кино.


Юрий Грымов:
Я очень рад, что люди строившие телевидение 90-ых, сегодня начинают свою работу в киноиндустрии. Телевидение 90-ых отличалось новаторством, экспериментальностью и, несомненно, большой искренностью. От прихода в кино таких людей, как Игорь выигрывают все, и прежде всего вы, зрители.
 

Comments

Пожалуйста, не забывайте про под кат. Посмотрите, как Ваш пост выглядит в лентах у друзей, многие просто не читают не убранный под кат текст.
спасибо, интересно.
Угольников, даёшь многосерийку! только не сериал, молю! Нужен хороший многосерийный фильм. Что б ждать завтрашнюю серию. А не просто досмотреть. Спасибо за то что я уже увидел.
Спасибо за интервью. пойду посмотрю...

Хороший фильм

Спасибо Угольникову. Отличный фильм. Я когда увидел его имя в титрах не поверил, что это он. Подумал - однофамилец. Давно не видел такого хорошего кино про войну.
Хорошее интервью получилось!
А фильм... Да, он очень качественный, но я согласен с Юрием - надо снимать такое кино, которое нельзя ни укорачивать, ни удлиннять. А по Брестской крепости заметно, что много выкинуто, чтобы потом сделать новую версию.
Отличное интервью, спасибо! Дебют Угольникова, как продюссера, прошел отлично - будем ждать от него новых фильмов.
Хорошее интервью, честное. И фильм получился неплохим. Хочется пожелать хорошего проката, потому что такое кино под попкорн не пойдет. И молодежь, скорее всего, выберет очередного синего человечка, а жаль.
Интересное интервью, однако стоны и вопли современных российских творцов в жанре кино немного однообразны. Мне думается, что кино творцы живут в своем собственном мире и настоятельно "требуют" внимания зрителей к своим работам. А зрителю хочется просто "кино" - смешного, ироничного, серьезного и не очень. На мой взгляд, во многих современных фильмах нет диалога со зрителем. Фильмы советского периода смотрятся с удовольствием, потому что было другое отношение к зрителям, была банальная наблюдательность, сюжет двигался, персонажи были узнаваемы и интересны - режиссеры просто интересовались миром вокруг них и умели рассказывать истории. Кино - это прежде всего индустрия развлечений, а не "gospel oak" (дуб под которым ведутся христианские проповеди). Это не значит, что кино не может волновать, двигать вперед, заставлять по-другому смотреть на мир, но этого всего не будет без уважения к "просто зрителю".
По второму пункту. Простите, а что в 41-м году у наших соотечественников были сплошь коричневые зубы, словно они землей питались?

Re: Зубы

Принято. Спасибо.

Re: Зубы

Мне кажется, что это все из-за контраста. Весь фильм актеры перепачканные в грязи бегают и на темном фоне лиц зубы кажутся светлее только и всего. Это же происходит после длительного загара, например (посмотрите на негров). Тоже самое с глазными яблоками. Или вы всерьез думаете, что актеры специально отбеляют глазные яблоки?
Фильм очень понравился! Я бы сравнил его с Перл-Харбаром американским.
Без ненужного нудежа и соплей, сопереживаешь героям больше двух часов, не жалею, что посмотрел именно в кино. От господина Угольникова такого не ожидал, весьма изменилось мнение о человеке.

Спасибо за фильм ! Это не Михалковское недокино (мягко говоря).
. Спасибо за интервью, очень интересное и живое. Не знал куда Игорь Угольников пошел после ухода со своей программы. Еще интересно знать цель и задачи такого телевидения. Совместного государства у нас Белоруссией не получилось. А деньги кто дает на телевидение? Это я хотел спросить у И.У. , Сибирь и Дальний Восток не видит же этого канала.
. А на фильм постараюсь сходить обязательно, хочется увидеть хороший фильм.
:)!