January 14th, 2011

Большая рыба. Ребята с нашего двора

В прошлом году я говорил о том, что русское кино утрачено. В этом году внесу поправку: русское кино существует, но с одним уточнением, – какое это кино?

По-хорошему мы можем порадоваться за создателей фильма «Елки», – они собрали более 20 миллионов долларов. Это говорит о том, что такое кино сегодня необходимо зрителю. И мы можем только догадываться, будет ли больше сборов у «Елок» или у «Самого лучшего фильма 3-Дэ». Но факт остается фактом: это и есть сегодняшнее русское кино. Говорю без иронии.

Как мне кажется, успех «наших Раш», «Самого лучшего кино», «Елок» заключается еще и в том, что эти фильмы снимают не какие-то высоколобые дядьки-режиссеры, а режиссеры – «ребята с нашего двора». Помните, в советское время режиссерам говорили: «Будьте ближе к народу!». И сегодня кинорежиссеры буквально «прижались» к народу. Хорошо ли это? Не знаю, но это большой плюс для коммерческого успеха.

Фильм «Елки» я не видел, поскольку уехал путешествовать, но с интересом жду ваших оценок, рассуждений по поводу этого «феномена» (или это уже закономерность?).

Сам я нахожусь в размышлениях. Думаю, что эксперимент, поиск новых тем и форм сохранился в России только в театре. Потому что зритель идет в театр, чтобы увидеть что-то новое, что-то особенное, неожиданное, показанное под другим углом.

Поделюсь секретом: раздумываю над постановкой одной пьесы в московском театре, – поскольку кинопрокат в России сегодня доказывает то, что зритель не хочет экспериментов; зритель хочет, чтобы все было как всегда, чтобы не будоражили его тонкую психику. Но именно эксперимент в театре является залогом успеха.

Что вы думаете по этому поводу? Театр или кино? Где могут собираться зрители, которые хотят увидеть что-то новое?

P.S. «Большая рыба» немного сдвинулась из-за моих путешествий. Извините, что этот пост публикую в пятницу. Мы войдем «в норму» и я буду публиковать рекомендации по фильмам, как всегда, по четвергам.